Вторая Международная научно-практическая конференция «Монашество в истории. Актуальные проблемы и новые методы в исследованиях»
 

6 февраля 2018 года в московском Иоанно-Предтеченском ставропигиальном женском монастыре в рамках проекта «Монашество в истории» состоялась конференция «Монашество в истории. Актуальные проблемы и новые методы в исследованиях». Это уже второе мероприятие такого рода (первая научно-практическая конференция под тем же названием прошла в феврале 2017 г.). Научно-практическая конференция проводится по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и призвана объединить ведущих специалистов по истории монашества из различных духовных и светских учебных заведений и научно-исследовательских институтов, а также монашествующих, заинтересованных в углубленном изучении традиции христианского аскетизма.

Перед началом мероприятия в главном монастырском храме — соборе Усекновения главы святого Иоанна Предтечи иереем Николаем Лызловым был отслужен молебен, за которым молились монахини Иоанно-Предтеченской обители и участники и гости конференции.

Затем все присутствовавшие на богослужении проследовали в библиотеку обители. Вначале от имени председателя организационного комитета конференции, настоятельницы Иоанно-Предтеченского монастыря игумении Афанасии (Грошевой) с приветственным словом к собравшимся обратилась заместитель председателя оргкомитета монахиня Анувия (Виноградова). 

 
 
 
Далее научный куратор конференции, кандидат исторических наук О. А. Родионов рассказал о проекте «Монашество в истории», в рамках которого, помимо ежегодных научно-практических конференций, проводятся также регулярные семинары, посвященные различным актуальным проблемам истории и культуры монашества (в частности, в 2017 г. особый интерес монашествующей аудитории вызвал цикл семинаров известного отечественного литургиста священника Михаила Желтова, посвященных истории чинов монашеского пострига). В 2018 г. также планируется провести ряд семинаров, в связи с чем О. А. Родионов обратил внимание присутствующих на то, что кураторы проекта рады будут предоставить исследователям возможность выступить и поделиться результатами своих научных изысканий, а все желающие смогут принять участие в этих мероприятиях.

1-е заседание открыл доклад кандидата исторических наук, доцента, старшего научного сотрудника Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Андрея Юрьевича Виноградова: «Монастырь или келлия? К вопросу о статусе пещерных обителей в Горном Крыму». В своем сообщении А. Ю. Виноградов рассмотрел проблему пещерных комплексов (коих насчитывается в Крыму не менее тридцати), нередко идентифицируемых исследователями как монастырские. В то же время, вопрос о статусе пещерных храмов и других обнаруженных в последние три века памятников является довольно непростым. Часть комплексов, вероятно, не имеет отношения к монашеским поселениям средневековья, те же, что несомненно представляют собой пещерные обители, заставляют задаваться иным вопросом: какой именно тип монашеской жизни там практиковался — общежительный или келлиотский? Некоторые пещерные обители труднодоступны даже при помощи альпинистского снаряжения, однако недавно неутомимым исследователем из Киева Тимуром Бобровским на Загайтанской скале был обнаружен ранее неизвестный храм, расписанный фресками (к сожалению, плохо сохранившимися), где была открыта надпись, содержащая сведения о времени создания храма (1303 г.), его посвящении (свт. Николаю Чудотворцу, названному в надписи «архииерархом», каковое титулование употребляется и в других эпиграфических памятниках того же времени) и статусе обители, располагавшейся в этом месте (келлия). А. Ю. Виноградовым на основании выявленных данных был сделан вывод о том, что келлия принадлежала подвижнику, вероятно, удалившемуся из разрушенного незадолго до постройки обители Херсона и избравшему труднодоступное место для молитвенного уединения.

Следующий доклад — «Жития преподобного Антония Печерского в греческой традиции» — был представлен известным отечественным византинистом, доктором исторических наук, главным научным сотрудником Института всеобщей истории Российской Академии наук Михаилом Вадимовичем Бибиковым. В докладе была детально рассмотрена традиция греческих агиографических сочинений, посвященных первоначальнику русского иночества — прп. Антонию Печерскому, бывшему, как известно по древнерусским письменным памятникам, постриженником Святой Горы. М. В. Бибиков убедительно показал, что так называемая «есфигменская легенда», то есть предание о пребывании и пострижении в монашество прп. Антония в афонском монастыре Есфигмен, возникает не ранее 1848 года. Сведения о начале русского монашества содержатся в монументальном труде греческого афонского писателя монаха Иакова Неаскитиота «Афониада», дошедшем до нас в нескольких списках, хранящихся в различных святогорских обителях, в том числе и в Русском монастыре Св. Пантелеимона. Дав характеристику всем известным нам на сегодня спискам «Афониады», М. В. Бибиков указал на источник сведений монаха Иакова о Руси вообще и русском монашестве в частности: «русская тематика» возникает в историографическом труде монаха Иакова Неаскитиота в результате тесного сотрудничества последнего со знатоком славянских древностей и афонских преданий, библиотекарем Русского монастыря схимонахом Азарией (Попцовым). Тем самым греческие жития святого Антония Печерского оказываются плодом многонациональной традиции Афона.

 

Доклад Анны Борисовны Ваньковой «Византийское законодательство и типики о выборе игумена» был основан на данных византийских императорских постановлений, устанавливающих, в частности, порядок избрания настоятеля монастыря, а также монастырских уставов, в которых зафиксированы различные практики назначения или избрания игумена (или игумении). А. Б. Ванькова подробно рассказала об имеющихся в типиках византийских обителей свидетельствах, подтверждающих существование практики а) назначения преемника игуменом монастыря незадолго до своей кончины, б) назначения настоятеля обители ктитором и законными наследниками последнего, в) назначение игумена местным епископом и г) избрание настоятеля братией, причем последнее также отличалось большим разнообразием. А. Б. Ванькова планирует в дальнейшем привлечь также актовый материал и некоторые другие документы, что, несомненно, позволит уточнить представленные в настоящем сообщении выводы и будет способствовать созданию детального описания столь важного элемента монастырской жизни Византии, как избрание игумена.

Александра Юрьевна Никифорова, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Дома Русского зарубежья им. А.И. Солженицына, выступила с докладом «Монастырский и кафедральный чины умовения ног в византийском богослужении». В докладе наглядно, на многочисленных примерах и с привлечением богатого иллюстративного материала были представлены основные этапы формирования древнего чина умовения ног, который в Византии был распространен гораздо шире, чем в наши дни. Показав, каковы были особенности данного чина в монастырском и кафедральном богослужении, А. Ю. Никифорова затем убедительно продемонстрировала преемство современного чина умовения ног, принятого в Русской Православной Церкви, по отношению к древнему иерусалимскому чину (VІ–VІІ вв.) и чину, в X в. использовавшемуся в Лавре прп. Саввы Освященного в Палестине (и оттуда перенесенному в Константинополь).

Кандидат богословия, доцент Московской духовной академии, заведующий Греко-латинским кабинетом и Академической библиотекой МДА игумен Дионисий (Шленов) в своем докладе «Термин “удаление” (ἀναχώρησις) в греческой христианской литературе и его значение для монашеской традиции» проанализировал случаи употребления многозначного термина «удаление» с древнейших времен до последних столетий истории Византии, что позволило прийти к любопытным выводам: термин «удаление» в значении «отречение от мира» (при вступлении в монашество) стал использоваться с ІV века, то есть в эпоху возникновения и становления монашества, при этом понятия «удаление» и «отречение» в монашеской литературе оказываются практически синонимами; в то же время, можно наблюдать связь понятий «удаление» и «безмолвие», применяемых для характеристики образа жизни подвижника, избравшего молитвенное уединение; основным же значением термина «удаление» является уединенная монашеская жизнь, «отшельничество». Весьма интересен также вывод иг. Дионисия о том, что в монашеской книжности внешнее «удаление» мыслится как второстепенное в сравнении с «удалением» внутренним, духовным, не зависящим от места подвигов. Кроме того, по мнению иг. Дионисия (Шленова), «удаление» может быть понято и шире: как один из важнейших принципов строгой христианской жизни, заключающейся в стремлении к совершенству.

Доклад кандидата исторических наук, клирика храма Воскресения Христова (Гроба Господня) Иерусалимского Патриархата, преподавателя университета г. Хайфа (Израиль), диакона Александра Занемонца «Русское монашество на Святой Земле» представлял собой сжатый, но весьма информативный очерк истории присутствия русского монашества в Святой Земле с XІІ века и до наших дней. Свидетельства существования русской монашеской общины, возможно — небольшого монастыря содержатся в Житии прп. Евфросинии Полоцкой, однако наиболее заметным русское монашеское присутствие в Палестине становится начиная с середины XІX века, поскольку расцвет монашеской жизни в Святой Земле непосредственно был связан с плодотворной деятельностью Русской духовной миссии в Иерусалиме и людьми, ее возглавлявшими, в первую очередь — архимандритом Антонином (Капустиным). О. Александр также подробно рассказал о жизни и многообразной деятельности русских обителей Палестины в XX веке. Доклад сопровождался показом слайдов, на которых были запечатлены многочисленные русские монастырские постройки XІX–XX веков и святыни русских обителей Святой Земли.

Начавшееся после перерыва второе заседание конференции открылось выступлением насельника Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, сотрудника кафедры филологии Московской духовной академии иеромонаха Далмата (Юдина), который представил сообщение, посвященное вкладу в формирование чина келейных вечерних молитв замечательного древнерусского проповедника и песнописца святителя Кирилла Туровского (XІІ в.). Рассмотрев различные древние рукописи: Ярославский Часослов XІІІ века, синайские славянские рукописные фрагменты приблизительно того же времени, — иером. Далмат показал, как святитель Кирилл дополнял и творчески перерабатывал более ранние переводные молитвословия, в дальнейшем ставшие частью распространенного поначалу в монашеской среде, а затем и повсеместно в Русской Церкви келейного правила.

Следующий докладчик — кандидат исторических наук, руководитель Ближневосточной секции Школы востоковедения Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН Алексей Владимирович Муравьев — обратился к малоизвестным страницам истории сирийского христианства. В его докладе «Христианские монахи и монашество в историографии раннего ислама и пророка Мухаммеда» были проанализированы ранние мусульманские предания о встрече юного Мухаммеда с неким монахом Бахирой и позднейшая христианская версия той же легенды. Кроме того, А. В. Муравьев уделил особое внимание словам, которыми в мусульманской традиции вообще и в рассмотренном предании в частности обозначаются монахи и монастыри и высказал предположение о том, какой именно тип подвижничества мог практиковать упоминаемый в предании монах (он мог принадлежать к «боящимся Бога» или «плачущим»). А. В. Муравьев рассмотрел и ряд других понятий сирийского происхождения, вошедших в мусульманскую книжность, несомненно, в результате контактов с сирийскими христианами, что позволяет сделать выводы о широком распространении арамейского языка наравне с арабским в начальный период проповеди ислама.

 

Кандидат филологических наук, преподаватель Елизаветинской гимназии Мария Константиновна Кузьмина в докладе «Преподобные преемники святых игуменов Древней Руси» обратилась к одному из мотивов, весьма часто повторяющихся в древнерусских агиографических памятниках: мотиву преемства, когда в качестве духовного наследника, а зачастую и преемника игумена во главе обители оказывается любимый ученик преподобного основателя монастыря, причем нередко этот ученик принадлежит к числу наиболее юных последователей святого игумена. М. К. Кузьмина привела немало примеров такого рода преемства, наиболее известными из которых являются примеры преподобных Сергия и Никона Радонежских, Дионисия и Макария Глушицких, Пафнутия Боровского и Иосифа Волоцкого. М. К. Кузьмина коснулась также особенностей повествования об избрании таких учеников на игуменство, встречавшем подчас сопротивление братии даже в тех случаях, когда воля почившего преподобного наставника была высказана явственно. Были рассмотрены и «нестандартные» случаи «ученичества», когда преподобный ощущал свою связь с давно почившим основателем обители (таковы «взаимоотношения» преподобных Адриана Пошехонского и Корнилия Комельского, к этой же категории следует отнести и отношение самого прп. Корнилия к основателю обители его пострига — прп. Кириллу Белозерскому).

Кандидат исторических наук, научный консультант по архивам Иоанно-Предтеченского ставропигиального женского монастыря Дмитрий Григорьевич Давиденко выступил с докладом «Документы о возобновлении иноческой жизни в Московском Ивановском монастыре во второй половине XІX века в собрании ЦГА Москвы», в котором изложил результаты своей кропотливой работы по поиску, систематизации и подготовке к изданию документов о возобновлении иноческой жизни в Ивановской обители. Документы, о которых повествовал Д. Г. Давиденко, находятся ныне в  собрании Центрального государственного архива г. Москвы, в фондах монастыря и Московской духовной консистории. Поскольку Иоанно-Предтеченский монастырь должен был стать первой женской общежительной обителью Москвы и послужить примером иным женским монастырям (поэтому в дальнейшем здешние игумении нередко переводились в другие обители, где планировалось введение общежительного устава), обстоятельства воссоздания монастыря и устроения в нем общежития не могли не изобиловать яркими и подчас драматичными подробностями, каковые были блестяще переданы докладчиком. Д. Г. Давиденко также проинформировал присутствующих о том, что за изданием первого тома документов по истории обители вскоре должна последовать публикация второго тома, куда войдут материалы, относящиеся к периоду 1910–1914 годов. В обсуждении доклада приняли участие сестры обители, которые не только задавали интересные вопросы докладчику, но и сделали ряд существенных дополнений к его рассказу.

Научный куратор конференции, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, преподаватель ПСТГУ Олег Алексеевич Родионов в докладе «Учение преподобного Каллиста Ангеликуда о монашеском послушании» обратился к малоизученным творениям византийского подвижника-исихаста XIV века Каллиста Ангеликуда. Наследие этого подвижника лишь недавно стало систематически изучаться, что позволило уточнить принадлежность ему творений, дошедших под различными именами (в частности, Каллиста Катафигиота: его «Главы о Божественном единении» вошли в греческое и славянское «Добротолюбие»). Место подвигов прп. Каллиста — пустынь Катафиги́ близ Меленикона в греческой Македонии (с 1913 г. — городок Мелник в Болгарии) — было удалено от центров византийского монашества того времени, и потому творения его не получили достаточного распространения; сыграла свою роль и нарочитая усложненность стиля отдельных сочинений Каллиста Ангеликуда, по преимуществу посвященных созерцательной жизни. Тем не менее, ряд текстов Каллиста содержит и более «практические» наставления. В докладе О. А. Родионова было рассмотрено одно из Слов так называемого «Исихастского утешения» прп. Каллиста (собрания из 30 Слов различного содержания и объема), а именно — с 8-м Словом, название которого — «Песнь брачного чертога Господу, Жениху очищенной души, Иисусу Христу, Сыну Бога — Отца нашего по благодати». Слово представляет собой диалог Жениха-Христом с Невестой-душой, в связи с чем наставления об иноческой жизни вложены в уста Самого Господа. Греческий текст этого произведения пока лишь готовится к изданию, и в докладе был предложен перевод нескольких фрагментов, посвященных стяжанию чистоты и смирения посредством «нерассуждающего» послушания, то есть такого повиновения раз и навсегда избранному в начале монашеского пути наставнику, при котором послушник без всякого критического рассмотрения исполняет все, что бы ни повелел ему духовный отец, «даже до креста и смерти» (единственные исключения, указанные прп. Каллистом — «блуд и злочестие (ересь)»). По словам О. А. Родионова, Каллист Ангеликуд в своем учении о послушании весьма близок прп. Иоанну Лествичнику, прп. Григорию Синаиту и другим наставникам монашества; кроме того, важно, что стяжание умной молитвы, смирения и максимально возможного для человека совершенства, согласно Каллисту, удобнее всего достигается именно на пути всецелого послушания наставнику; для тех же, кто не в состоянии по тем или иным причинам жить в полном послушании, остается доступной некая разновидность «жительства по совету».

Доклад «Сирийское монашество и “несторианизация“ Церкви Востока» кандидата исторических наук, преподавателя МГУ и ПСТГУ, сотрудника Церковно-научного центра «Православная энциклопедия» Евгения Анатольевича Заболотного был посвящен дискуссионной теме принятия в так называемой Церкви Востока — восточно-сирийской христианской общине, главным образом действовавшей на территории Персидского царства, — в полном смысле слова «несторианской» христологии (то есть подразумевавшей последовательное различение во Христе двух субъектов: Бога Слова и Человека Иисуса). Долгое время среди исследователей господствовало мнение, что «несторианизация» Церкви Востока началась еще при знаменитом богослове и песнописце Нарсае (ок. 399 – после 502): учение Нестория было принято, согласно этому представлению, на соборе 486 года, окончательно же процесс завершился благодаря деятельности Баввая Великого (ок. 550 – после 628). Высказывалось и утверждение, что Нарсай, напротив, следовал учению не Нестория, а Феодора Мопсуестийского, то есть такой форме диофиситской христологии, которая все же избегала радикального «несторианского» различения во Христе двух «ипостасей». Некоторые исследователи и вовсе исключают факт «несторианизации» Церкви Востока в V–VII веках. Е. А. Заболотный привел свидетельства того, что в реальности в Церкви Востока в указанный период было несколько вероучительных направлений. «Несторианизация» первоначально проникла в богословские школы и была характерна именно для этой среды и лишь позднее затронула также монастыри (в частности, знаменитую обитель на горе Изла). Только на рубеже VI–VII веков знаменитый богослов и наставник монахов Баввай Великий осуществил объединение двух традиций восточно-сирийского богословия — школьной и монашеской. В то же время и после принятия Церковью Востока несторианской доктрины в качестве официального учения, по-видимому, можно было наблюдать различные оттенки богословской мысли, особенно в монашеской среде.

Профессор Университета В. де Поля (Чикаго, США) Алексей Михайлович Сиверцев в докладе «Скрытые мессии и скрытые святые в иудейской и христианской литературе поздней античности» познакомил аудиторию с содержанием текстов из так называемой «Книги Зерубабеля (Зоровавеля)» — еврейского эсхатологического сочинения начала VII века, и «Плирофорий» Иоанна Руфа, епископа Маюмского, монофизитского писателя, жившего в V–VІ вв. Представленные тексты демонстрируют отчетливо выраженные параллели. Задачей ученого на данный момент было привлечение внимания к этому факту, предполагающему дальнейшее изучение.

Кандидат культурологии, сотрудник Института всеобщей истории РАН и Церковно-научного центра «Православная энциклопедия» Александр Андреевич Королев в докладе «Святитель Григорий Двоеслов, Папа Римский, и женское монашество в Риме» рассмотрел проблему взаимоотношений свт. Григория и римских монашеских общин. Исследователь обратился к изучению эпистолярного наследия св. Григория, поскольку именно в письмах римский первосвятитель обсуждает многие актуальные для того времени проблемы монашества. Время правления Папы Григория (конец VI – начало VII столетия) характеризовалось широким распространением различных типов монашеской жизни. В частности, женское монашество в Риме было по большей части представлено малыми, «домашними» общинами, которые нередко создавались благочестивыми мирянками; в то же время при храмах могли существовать общежительные обители с гораздо более регламентированным внутренним устройством. Судя по письмам, святитель Григорий уделял немало внимания налаживанию правильной жизни монахинь, при том что в его правление в результате набегов лангобардов и других нестроений число инокинь в Риме за счет нашедших в городе убежище умножилось до трех тысяч.

В завершение конференции с докладом «Образ наставника и учителя в латинской традиции раннего и высокого Средневековья» выступила  Ирина Сергеевна Редькова — кандидат исторических наук (МГУ им. М.В. Ломоносова), преподаватель ПСТГУ. И.С. Редькова обратила внимание аудитории на один из парадоксов средневекового монашества: недоверчивое и даже открыто негативное отношение к фигуре учителя, восприятие учительства (равно как и самого обучения) как таящего в себе опасности для духовного устроения человека, и в то же время — развитие монастырей как главных очагов распространения знаний в ту эпоху. Средневековая система образования, выросшая из античной традиции, постепенно дистанцировалась от последней, перенося акцент с воспитания гражданина на воспитание христианина, главным и по большому счету единственным Учителем которого является Сам Господь Иисус Христос. 

На протяжении всей конференции слушатели активно участвовали в обсуждении докладов, интересные вопросы, задаваемые гостями, нередко порождали содержательный диалог, в результате которого подчас удавалось более глубоко проанализировать те или иные темы, затронутые в выступлениях участников. 

Подводя итоги состоявшегося мероприятия, О. А. Родионов объявил, что руководители проекта «Монашество в истории» намереваются в ближайшее время подготовить к изданию сборник материалов конференций 2017 и 2018 годов.